Новая «большая приватизация»

кот

В ПОИСКЕ ДЕНЕГ

Президент Владимир Путин в конце прошлого года потребовал, чтобы дефицит казны не превысил 3% ВВП (показатель, отражающий размер экономики страны. — Ред.). То есть чтобы доходы были меньше расходов не более чем на 2,4 трлн. рублей. В кризис все-таки нужно жить по средствам.

Цена на нефть в тот момент упала ниже $50 за баррель. Не нефтегазовые доходы слишком малы. Налоги до 2018 года глава государства повышать запретил. Так где же брать деньги?

В итоге было принято решение продать госпакеты акций «Роснефти», «Башнефти»,ВТБ, «Совкомфлота» и «Алросы» (см. графику). Тем более что это давно обсуждалось. Получить за это рассчитывали порядка 1 трлн. рублей.

. Фото: Алексей СТЕФАНОВ

— Я вообще считаю, что ничего не нужно продавать, — считает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. — Мы — чемпионы мира по самому маленькому госдолгу. Мы можем покрывать дефицит бюджета, наращивая долговую нагрузку.

— Продавать, как говорится, на низком рынке, когда есть еще резервы в запасе, — неправильно, — согласен с Гринбергом профессор кафедры прикладной макроэкономики Высшей школы экономики Игорь Николаев.

С другой стороны, если перефразировать небезызвестного Дядю Федора, «если есть что-то ненужное, его можно продать и купить что-нибудь нужное». Тем более что сейчас у нас денег нет. И тратить резервы подчистую — тоже не очень хорошая идея.

ПЕРВЫЙ ПОШЕЛ

В середине июля правительство объявило о первом успехе «новой приватизации». Продали 10,9% акций «Алросы» за 52,5 млрд. рублей. Но дальше дело застопорилось. Либо власти услышали критику экспертов. На очереди у государства стояла продажа «Башнефти». Но неожиданно власти перенесли ее приватизацию на более поздний срок. Причины, по которым изменились планы, не называются.

Хотя к продаже госдоли в «Башнефти» было готово абсолютно все. Идеальный вариант, который правительство рассматривало как основной, — продать актив нескольким стратегическим инвесторам. За право получить его планировали бороться сразу несколько крупных нефтяных компаний. Теперь из-за переноса продажи наша казна недополучит 300 млрд. рублей. Так что заработать в этом году на приватизации триллион уже точно не получится.

Что дальше? По словам первого вице-премьера Игоря Шувалова, государство сосредоточит все внимание на продаже своей доли в «Роснефти». Это планируется сделать до конца этого года. Но не факт, что получится. Времени для такой крупной сделки остается мало. С акциями ВТБ и «Совкомфлота» тоже пока нет ясности. В итоге может получиться, что продадим одну «Алросу», но полученные от нее 50 млрд. рублей не спасут казну.

— План приватизации не провалился, просто правительство в очередной раз хочет продать активы подороже, — заявил замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. — Другой вопрос, что для улучшения ситуации в мире и на рынках сейчас нет предпосылок. Так что если власти решили подождать улучшения ситуации, это вряд ли произойдет в обозримом будущем.

ПОКУПАЙ НА ДНЕ, РЕАЛИЗУЙ — НА ПИКЕ

Тема приватизации российских госпредприятий периодически возникает начиная с 2007 года. Обычно это обсуждение затевали либеральные чиновники. Но их идеи отдать госимущество в частные руки всегда жестко ударялись о непреклонность другого лагеря — сторонников госкапитализма.

Хотя именно в тучные 2000-е мы смогли бы получить наибольший доход от продажи госактивов. Вспомните того же Михаила Прохорова, который умудрился продать долю в «Норникеле» аккурат за пару месяцев до мирового кризиса. Тогда эта удачная сделка принесла ему миллиарды долларов и сделала самым богатым человеком в стране. Другое дело — что тогда о приватизации никто даже и не думал.

— Когда на вас деньги падают с неба, тогда они вам и не нужны, — считает Руслан Гринберг. — Зачем было приватизировать госимущество в 2007 году? Экономика росла гигантскими темпами. Да, тогда мы бы, конечно, продали все в два-три раза дороже, чем сейчас, но и без этого все было прекрасно.

КТО ЛУЧШЕ: ЧАСТНИК ИЛИ ГОСУДАРСТВО

Нежелание продавать российское госимущество объясняется еще и печальным опытом приватизации 1990-х. Именно с ней связывают появление в России олигархов (см. «Мнение эксперта»). Политический рейтинг главы «Роснано» Анатолия Чубайса, который в 90-е занимал ключевые посты в правительстве и был одним из идеологов приватизации, известен — «Во всем виноват Чубайс!».

Тем не менее отдавать в частные руки те или иные отрасли нужно, считают эксперты. Государство все же менее эффективный собственник. Но есть нюансы.

— Экономическая теория и практика показывают, что частный владелец более эффективен, но в России это не всегда так, — комментирует главный экономист компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. — Когда дела идут хорошо, частник извлекает максимум прибыли, но когда дела начинают идти плохо, его спасает государство. Особенно в случае с крупным бизнесом. В российской практике, особенно после 2008 года, частник тоже не особенно эффективен. Хотя в любом случае государство здесь проигрывает. У нас не создана способствующая эффективности и развитию среда, и в итоге приходится выбирать из этих двух зол.

Планы по приватизации у властей есть до 2020 года. Пакеты акций будут продавать аккуратно — частями. И в большинстве компаний у государства останется либо контрольный, либо блокирующий пакет акций. Это позволит и деньги получить, и руку на пульсе держать. А то, что власти хотят продать подороже, — вполне резонно. Хоть какие-то уроки из 90-х мы выучили!

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Владислав Иноземцев, глава Центра исследований постиндустриального общества:

Невыгодно строить новые предприятия, пока старые отдают задешево

— Многие обращают внимание на то, что ведущие предприятия в 90-е годы были проданы «за смешные деньги», и на этой базе в стране возник олигархический капитализм. Отчасти это действительно так. Осуществив «ту» приватизацию, Чубайс и его коллеги по правительству лишили российскую экономику шанса на развитие.

Контроль за крупными предприятиями достался их новым собственникам исключительно дешево, они смогли получать прибыль практически с дармовых активов. В такой ситуации они имели и имеют конкурентное преимущество по сравнению с теми инвесторами, которые хотели бы войти на тот или иной рынок. Понимаете, невыгодно строить новый цементный завод за миллиард долларов и потом отбивать издержки, если другие могут сбросить цены, работая на почти бесплатно доставшемся им оборудовании, и обыграть тебя в конкурентной борьбе.

В Китае пошли иным путем: государство не продавало предприятия, но позволяло бизнесменам (в том числе иностранным) строить новые производства на довольно льготных условиях. Результат очевиден. Сегодня в России в списке 100 крупнейших по капитализации 74 компании, которые работают практически полностью на советских основных фондах. Новые сектора представляет «большая тройка» мобильной связи и две интернет-компании (Mail.ru Group и Yandex). К примеру, в Китае среди 100 крупнейших по капитализации компаний от производственных мощностей 25-летней давности серьезно зависят лишь четыре. При этом в списке — 21 индустриальная корпорация и 7 компаний связи и интернета.

Мы остановились в развитии потому, что хозяевами страны стали (и остаются) владельцы старых активов, а не создатели новых. И именно поэтому — благодаря Чубайсу — Россия и не стала Америкой.

http://www.balkans.kp.ru/daily/26574.7/3589395/

 

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.